Большая техническая энциклопедия
2 3 6
A N P Q R S U
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
ТА ТВ ТЕ ТИ ТК ТЛ ТО ТР ТУ ТЩ ТЫ ТЯ

Товар есть

 
Товар есть, во-1 - х, вещь, удовлетворяющая какой-либо потребности человека; во-2 - х, вещь, обмениваемая на другую вещь. Полезность вещи делает ее потребительной стоимостью. Меновая стоимость ( или просто стоимость) является прежде всего отношением, пропорцией при обмене известного числа потребительных стоимостей одного вида на известное число потребительных стоимостей другого вида.
Товар есть прежде всего внешний предмет, вещь, которая, благодаря ее свойствам, удовлетворяет какие-либо человеческие потребности.
Товар есть прежде всего внешний, предмет, вещь, которая, благодаря ее свойствам, удовлетворяет какие-либо человеческие потребности.
Товар есть прежде всего внешнинс п едмет вещь, которая, благодаря своим свойствам, удовлетворяет акие-либо челоъече-ские потребности.
Товар есть прежде всего внешний предмет, вещь, которая, благодаря ее свойствам, удовлетворяет какие-либо человеческие потребности.
Товар есть непосредственное единство потребительной и меновой стоимости, причем он является товаром лишь по отношению к другим товарам. Выражением истинного отношения товаров друг к другу служит процесс обмена.
Товар есть прежде всего благо. Классики науки в понятие благо включали только предметы, созданные трудом человека, материальные блага и материальные услуги.
Продвижение товара есть процесс односторонний, развивающийся от производителя к потребителю.
Ценность товара есть единство его цены и воспринимаемого потребителями качества. Следовательно, оценка ценовой конкурентоспособности предполагает изучение - покупатели понимают и усваивают уровень качества товаров-участников отрасли. Наиболее эффективные методы оценки конкурентоспособности включают в себя следующие этапы.
Таким образом, товар есть, во-первых, вещь, удовлетворяющая какую-либо потребность человека, во-вторых, вещь, обмениваемая на другую вещь.
Следовательно, цена товара есть выраженная его стоимость в деньгах при фиксированном их масштабе, имеющем определенное название. Выражая в них цены товаров, само золото в качестве денег цены не имеет. Попытка установить цену золота была бы равносильна выражению его стоимости в своей же потребительной стоимости, что свело бы цену золота к экономически бессмысленному равенству: 1 8 г золота 1 8 г золота, а запись 1 8 г золота 1 фунту стерлингов в виде золотой монеты лишь выражает масштаб цен.
Так как форма товара есть самая всеобщая и неразвитая форма буржуазного производства, вследствие чего она возникает очень рано, хотя и не является в прежние эпохи такой господствующей, а следовательно, характерной, как в наши дни, то кажется, что ее фетишистский характер можно еще сравнительно легко разглядеть. Но в более конкретных формах исчезает даже эта видимость простоты. Откуда возникают иллюзии монетарной системы. Из того, что она не видела, что золото и серебро в качестве денег представляют общественное производственное отношение, но в форме природных вещей со странными общественными свойствами. А возьмите современную политическую экономию, которая свысока смотрит на монетарную систему: разве ее фетишизм не становится совершенно осязательным, как только она начинает исследовать капитал. Давно ли исчезла иллюзия физиократов, что земельная рента вырастает из земли, а не из общества.
Вторая часть стоимости товара есть стоимость рабочей силы, которую наемный рабочий продает капиталисту. Она определяется, как и стоимость средств производства, независимо от того процесса производства, в который должна войти рабочая сила, и, раньше чем войти в него, эта стоимость фиксируется во время акта обращения, при купле и продаже рабочей силы. Функционируя, расходуя свою рабочую силу, наемный рабочий производит товарную стоимость, равную стоимости, которую капиталист должен уплатить ему за использование его рабочей силы. Рабочий отдает капиталисту эту стоимость в форме товара, капиталист выплачивает ее рабочему в форме денег. То обстоятельство, что эта часть товарной стоимости является для капиталиста лишь эквивалентом переменного капитала, который он должен авансировать на заработную плату, это обстоятельство ровно ничего не меняет в том факте, что данная стоимость есть товарная стоимость, вновь созданная во время процесса производства, состоящая не из чего другого, как из того же, из чего состоит и прибавочная стоимость, а именно из уже совершившегося расходования рабочей силы. На этот факт не оказывает никакого влияния и то обстоятельство, что стоимость рабочей силы, уплачиваемая капиталистом рабочему в форме заработной платы, принимает для рабочего форму дохода и что благодаря этому постоянно воспроизводится не только рабочая сила, но и класс наемных рабочих как таковой, а вместе с тем воспроизводится и основа всего капиталистического производства.
Вторая часть стоимости товара есть стоимость рабочей силы, которую наемный рабочий продает капиталисту. Она определяется, как и стоимость средств производства, независимо от того процесса производства, в который должна войти рабочая сила, и, раньше1 чем войти в него, эта стоимость фиксируется во время акта обращения, при купле и продаже рабочей силы. Функционируя, расходуя свою рабочую силу, наемный рабочий производит товарную стоимость, равную стоимости, которую капиталист должен уплатить ему w использование его рабочей силы. Рабочий отдает капиталисту эту стоимость в форме товара, капиталист выплачивает ее рабочему в форме денег.
Вторая часть стоимости товара есть стоимость рабочей силы, которую наемный рабочий продает капиталисту. Она определяется, как и стоимость средств производства, независимо от того процесса производства, в который должна войти рабочая сила, и, раньше чем войти в него, эта стоимость фиксируется во время акта обращения, при купле и продаже рабочей силы. Функционируя, расходуя свою рабочую силу, наемный рабочий производит товарную стоимость, равную стоимости, которую капиталист должен уплатить ему за использование его рабочей силы. Рабочий отдает капиталисту эту стоимость в форме товара, капиталист выплачивает ее рабочему в форме денег. То обстоятельство, что эта часть товарной стоимости является для капиталиста лишь эквивалентом переменного капитала, который он должен авансировать на заработную плату, это обстоятельство ровно ничего не меняет в том факте, что данная стоимость есть товарная стоимость, вновь созданная во время процесса производства, состоящая не из чего другого, как из того же, из чего состоит и прибавочная стоимость, а именно из уже совершившегося расходования рабочей силы. На этот факт не оказывает никакого влияния и то обстоятельство, что стоимость рабочей силы, уплачиваемая капиталистом рабочему в форме заработной платы, принимает для рабочего форму дохода и что благодаря этому постоянно воспроизводится не только рабочая сила, но и класс наемных рабочих как таковой, а вместе с тем воспроизводится и основа всего капиталистического производства.

Вторая часть стоимости товара есть стоимость рабочей силы, которую наемный рабочий продает капиталисту. Она определяется, как и стоимость средств производства, независимо от того процесса производства, в который должна войти рабочая сила, и, раньше чем войти в него, эта стоимость фиксируется в акте обращения, в купле п продаже рабочей силы. Своим функционированием, расходованием своей рабочей силы, наемный рабочий производит товарную стоимость, равную стоимости, которую капиталист должен уплатить ему за пользование его рабочей силой. Он дает капиталисту эту стоимость в товаре, тот выплачивает ее рабочему в деньгах. Что эта часть товарной стоимости является для капиталиста лишь эквивалентом авансируемого им на заработную плату переменного капитала, это обстоятельство ровно ничего не изменяет в том факте, что данная стоимость есть товарная стоимость, вновь созданная во время процесса производства, состоящая не из чего другого, как из того же, из чего состоит и прибавочная стоимость, именно из совершившегося расходования рабочей силы. На этот факт не оказывает никакого влияния и то обстоятельство, что стоимость рабочей силы, уплачиваемая капиталистом рабочему в форме заработной платы, принимает для рабочего форму дохода и что благодаря этому постоянно воспроизводится не только рабочая сила, но и класс наемных рабочих как таковой, а вместе с тем воспроизводится и основа всего капиталистического производства.
Так как форма товара есть самая всеобщая и неразвитая форма буржуазного производства, вследствие чего она возникает очень рано, хотя и не является в прежние эпохи такой господствующей, а следовательно характерной, как в наши дни, то кажется, что ее фетишистский характер можно еще сравнительно легко разглядеть. Но в более конкретных формах исчезает даже эта кажущаяся простота. Откуда возникают иллюзии монетарной системы. Из того, что она не видела, что в золоте п серебре как деньгах представлено общественное производственное отношение, однако представлено в форме природных вещей с очень странными общественными свойствами. Давно ли исчезла иллюзия физиократов, что земельная рента вырастает из земли, а не из общества.
Так как форма товара есть самая всеобщая и неразвитая форма буржуазного производства, вследствие чего она возникает очень рано, хотя и не является в прежние эпохи такой господствующей, а следовательно характерной, как в наши дни, то кажется, что ее фетишистский характер можно еще сравнительно легко разглядеть. Но в более конкретных формах исчезает даже эта видимость простоты. Откуда возникают иллюзии монетарной системы. Из того, что она не видела, что золото и серебро в качестве денег представляют общественное производственное отношение, но в форме природных вещей со странными общественными свойствами. А возьмите современную политическую экономию, которая свысока смотрит на монетарную систему: разве ее фетишизм не становится совершенно осязательным, как только она начинает исследовать капитал. Давно ли исчезла иллюзия физиократов, что земельная рента вырастает из земли, а не из общества.
Так как форма товара есть самая всеобщая и неразвитая форма буржуазного производства, вследствие чего она возникает очень рано, хотя и не является в прежние эпохи такой господствующей, а следовательно характерной, как в наши дни, то кажется, что ее фетишистский характер можно еще сравнительно легко разглядеть. Но в более конкретных формах исчезает даже эта видимость простоты. Откуда возникают иллюзии монетарной системы. Из того, что она не видела, что золото и серебро в качестве денег представляют общественное производственное отношение, но в форме природных вещей со странными общественными свойствами. А возьмите современную политическую экономию, которая свысока смотрит на монетарную систему: разве ее фетишизм не становится совершенно осязательным, как только она начинает исследовать капитал. Давно ли исчезла иллюзия физиократов, что земельная рента вырастает из земли, а не из общества.
Вторая часть стоимости товара есть стоимость рабочей силы, которую наемный рабочий продает капиталисту. Она определяется, как и стоимость средств производства, независимо от того процесса производства, в который должна воптп рабочая сила, и, раньше чем войти в него, эта стоимость фиксируется в акте обращения, в купле и продаже рабочей силы. Своим функционированием, расходованием своей рабочей силы, наемный рабочий производит товарную стоимость, равную стоимости, которую капиталист должен уплатить ему за пользование его рабочей силой. Он дает капиталисту эту стоимость в товаре, тот выплачивает ее рабочему в деньгах. Что эта часть товарной стоимости является для капиталиста лишь эквивалентом авансируемого им на заработную плату переменного капитала, это обстоятельство ровно ничего не изменяет г, том факте, что данная стоимость есть товарная стоимость, вновь созданная во время процесса производства, состоящая не из чего другого, как из того же, из чего состоит и прибавочная стоимость, именно из совершившегося расходования рабочей силы. Па этот факт не оказывает никакого влияния и то обстоятельство, что стоимость рабочей силы, уплачиваемая капиталистом рабочему в форме заработной платы, принимает для рабочего форму дохода и что благодаря этому постоянно воспроизводится не только рабочая сила, но и класс наемных рабочих как таковой, а вместе с тем воспроизводится и основа всего капиталистического производства.
Вторая часть стоимости товара есть стоимость рабочей силы, которую наемный рабочий продает капиталисту. Функционируя, расходуя свою рабочую силу, наемный рабочий производит товарную стоимость, разную стоимости, которую капиталист должен уплатить ему за использование его рабочей силы. Рабочий отдает капиталисту эту стоимость в форме товара, капиталист выплачивает ее рабочему в форме денег. То обстоятельство, что эта часть товарной стоимости является для капиталиста лишь эквивалентом переменного капитала, который он должен авансировать на заработную плату, это обстоятельство ровно ничего не меняет в том факте, что данная стоимость есть товарная стоимость, вновь созданная во время процесса производства, состоящая не из чего другого, как из того ке, из чего состоит и прибавочная стоимость, а именно из уже совершившегося расходования рабочей силы. На этот факт не оказывает никакого влияния и то обстоятельство, что стоимость рабочей силы, уплачиваемая капиталистом рабочему в форме заработной платы, принимает для рабочего форму дохода и что благодаря этому постоянно воспроизводится не только рабочая сила, но и класс наемных рабочих как таковой, а вместе с тем воспроизводится и основа всего капиталистического производства.
Для ускорения разработки товара есть две причины. Во-первых, рынки таких товаров, как персональные компьютеры, видеокамеры и автомобили, меняются столь быстро, что работать медленно означает все больше отставать от жизни. Во-вторых, сокращение времени, требующегося для вывода товара на рынок, означает получение определенного конкурентного преимущества. Это преимущество может оказаться весьма кратковременным, но оно является достаточно ценным, пока остается в силе.
Подобно тому как сам товар есть единство потребительной стоимости ( способности удовлетворять какую-либо потребность) и стоимости ( воплощенного в продукте общественно необходимого рабочего времени), так и процесс производства товара должен выражать одновременно процесс труда и процесс созидания стоимости. Поскольку речь идет о капиталистическом производстве, то созидание стоимости предполагает также производство известного излишка стоимости, ради которого, собственно, капиталист и организует производство.
Следовательно, простая форма стоимости товара есть простая форма проявления заключающейся в нем противоположности потребительной стоимости и стоимости.
Таким образом, двойственная природа товара есть неизбежное следствие двойственного характера вопло -, щенного в нем труда.
Однако следует иметь в виду, что товар есть совокупность потребительной стоимости и стоимости. Поэтому цена как денежное выражение стоимости товара определяется не только общественно необходимыми затратами на его производство, но и другими факторами и в первую очередь спросом и предложением. По этой причине в реальной жизни цена, как правило, не совпадает со стоимостью. Свое действие в условиях товарного производства закон стоимости проявляет именно через колебания цен вокруг стоимости. Следует заметить, что отклонение цен от стоимости не нарушает самого закона стоимости, ибо, во-первых, эти отклонения незначительны, а, во-вторых, отклонения в сторону плюс уравновешиваются отклонениями в сторону минус.
Но если цена как показатель величины стоимости товара есть в то же время показатель его менового отношения к деньгам, то отсюда не вытекает обратного положения, что показатель менового отношения товара к деньгам неизбежно должен быть показателем величины стоимости.
Смита сводится к следующему: стоимость всякого товара есть продукт труда, а следовательно, таковым является и стоимость продукта годового труда или стоимость годового общественного товарного продукта. Таким образом, согласно представлению А. Смита, всякая товарная стоимость может разлагаться лишь на эти две различные составные части и в конечном счете образует в качестве заработной платы доход рабочего класса, а в качестве прибавочной стоимости - доход класса капиталистов. Смит и не может сказать ( за исключением фразы, что капиталист начисляет ее покупателю при продаже своего товара), каким образом эта стоимость входит в стоимость нового продукта, но так как сами средства производства представляют собой продукт труда, то, согласно А. Смиту, эта часть стоимости нового продукта в конечном счете ( ultimately) опять-таки может состоять лишь из эквивалента переменного капитала и из прибавочной стоимости: из продукта необходимого труда и прибавочного труда.
Смита сводится к следующему: стоимость всякого товара есть продукт труда, а следовательно, таковым является и стоимость продукта годового труда или стоимость годового общественного товарного продукта. Таким образом, согласно представлению А. Смита, всякая товарная стоимость может разлагаться лишь на эти две различные составные части и в конечном счете образует в качестве заработной платы доход рабочего класса, а в качестве прибавочной стоимости - доход класса капиталистов. Смит и не может сказать ( за исключением фразы, что капиталист начисляет ее покупателю при продаже своего товара), каким образом эта стоимость входит в стоимость нового продукта, но так как сами средства производства представляют собой продукт труда, то, согласно А. Смиту, эта часть стоимости нового продукта в конечном счете ( ultimately) опять-таки может состоять лишь из эквивалента переменного капитала и из прибавочной стоимости: из продукта необходимого труда и прибавочного труда. Для последнего товарная стоимость разлагается 1) на постоянный элемент ( четвертый элемент, как называет его Смит) и 2) на сумму заработной платы и прибавочной стоимости, соответственно - на сумму заработной платы, прибыли и земельной. Напротив, с общественной точки зрения четвертый элемент Смита, постоянная капитальная стоимость, исчезает.
Смита сводится к следующему: стоимость всякого товара есть продукт труда, а следовательно, таковым является и стоимость продукта годового труда или стоимость годового общественного товарного продукта. Таким образом, согласно представлению А. Смита, всякая товарная стоимость может разлагаться лишь на эти две различные составные части и в конечном счете образует в качестве заработной платы доход рабочего класса, а в качестве прибавочной стоимости - доход класса капиталистов. Смит и не может сказать ( за исключением фразы, что капиталист начисляет ее покупателю при продаже своего товара), каким образом эта стоимость входит в стоимость нового продукта, но так как сами средства производства представляют собой продукт труда, то, согласно А. Смиту, эта часть стоимости нового продукта в конечном счете ( ultimately) опять-таки может состоять лишь из эквивалента переменного капитала и из прибавочной стоимости: из продукта необходимого труда и прибавочного труда.

Смита сводится к следующему: стоимость всякого товара есть продукт труда, а следовательно, таковым является п стоимость продукта годового труда или стоимость годового общественного товарного продукта. Таким образом, согласно представлению А. Смита, всякая товарная стоимость может разлагаться лишь на эти две различные составные части и в конечном счете образует в качестве заработной платы доход рабочего класса, а в качестве прибавочной стоимости - доход класса капиталистов. Смит и не может сказать ( за исключением фразы, что капиталист начисляет ее покупателю при продаже своего товара), каким образом эта стоимость входит в стоимость нового продукта, но так как сами средства производства представляют собой продукт труда, то, согласно А. Смиту, эта часть стоимости нового продукта в конечном счете ( ultimately) опять-таки может состоять лишь из эквивалента переменного капитала и из прибавочной стоимости: из продукта необходимого труда и прибавочного труда.
На первый взгляд может показаться, что стоимость товара есть нечто совершенно относительное и что ее нельзя установить, если не рассматривать товар в его отношениях со всеми товарами. Действительно, говоря о стоимости, о меновой стоимости товара, мы имеем в виду количественные соотношения, в которых этот товар обменивается на все другие товары. Но тогда возникает вопрос: как устанавливаются те пропорции, в которых товары обмениваются друг на друга.
Когда потребитель находится в состоянии равновесия, то цена товара есть денежная мера того, сколько стоит последняя единица, какова ее предельная полезность при условии неизменности покупательной способности денег.
В предыдущей главе уже было показано, что производство товаров есть единство процесса труда и процесса создания стоимости. Теперь рассмотрим процесс производства и как процесс увеличения стоимости, создания прибавочной стоимости. Суть этого процесса состоит в потреблении капиталистом специфического товара рабочая сила.
В противовес трудовой теории стоимости выдвинул теорию субъективной стоимости, по к-рой цена товара есть результат субъективных оценок покупателя и продавца. МЕНГИР ( от бретонского men - камень и hir - длинный), мегалитич.
Если бы против учения об одновременном возрастании прибыли и стоимости труда возразили, что произведенный товар есть единственный источник, из которого капиталист и рабочий могут получать свое вознаграждение, и что отсюда с необходимостью следует, что один выигрывает то, что теряет другой, - то ответ на это возражение ясен.
Например, можно сказать, что прибыль является функцией от дохода или что цена товара есть функция от затрат на его производство.
Предложение некоторых товаров заведомо неэластично из-за ограниченности необходимых для их производства ресурсов; неэластичность же других товаров есть следствие искусственно создаваемого производителями дефицита.
Поскольку только возникшее общественное разделение труда и обособленное присвоение его результатов порождают товарный обмен, то товар есть единство противоположностей: потребительной стоимости и стоимости, конкретного и абстрактного труда, частного и общественного труда.
Далее, мы еще найдем, что если наше понимание имеет какой-либо смысл, то стоимость какого-нибудь товара есть не только нечто такое, что роднит его с другими товарами и отличает его от других товаров, но что она есть такое качество, которым товар отличается от своего собственного существования как вещи, как потребительной стоимости.
В анализе процесса воспроизводства нельзя исходить из предположения, что товар обменивается на товар, что предложение одного товара есть в то же время спрос на другой товар. Рикардо), якобы между предложением и спросом всегда существует равновесие, и перепроизводство товаров в масштабе общества невозможно. В действительности товары обмениваются на деньги.
Прибыль па примененный капитал а без получения этой прибыли не было бы достаточного мотива для того, чтобы производить товар есть существенное условие предложения, и в качестве такого условия она образует одну из составных частей издержек производства, ( там же, стр.
Приравнивание в обмене двух разнородных различающихся но своей натуральной форме потребит, стоимостей свидетельствует о том, что у этих, товаров есть нечто, делающее их соизмеримыми. Качественная однородность двух полюсов выражения стоимости определяется геи, что при изготовлении товара А и товара В затрачен абстрактный труд. Он составляет объективную основу установления меновых пропорций. Но в процессе обмена при простом товарном нроиз-ве товаропроизводители должны были считаться и с количеством затраченного ими труда. Вместе с тем в процессе обмена обнаруживается не просто стоимость как внутр. Для владельца товара в относит, форме стоимости, не оезразлична величина его стоимости. Количество затраченного товаропроизводителями труда определяется не индивидуальным, а обществ, необходимым рабочим временем, к-рое прокладывает себе дорогу через стоимостное отношение товара А к товару В. Меновая стоимость товара, находящегося в относит. Кроме того, она зависит от спроса и предложения данного товара, и здесь заложена, следовательно, возможность несовпадения стоимости и меновой стоимости.
Но это - все тот же закон, который обнаруживается уже по отношению к отдельному товару, а именно:, что потребительная стоимость товара есть предпосылка его меновой стоимости, а потому и его стоимости. Этот пункт касается отношения между необходимым и прибавочным трудом лишь постольку, поскольку при нарушении этой пропорции не может быть реализована стоимость товара, а потому и заключающаяся в ней прибавочная стоимость. Пусть, например, хлопчатобумажных тканей произведено непропорционально много, хотя во всем этом продукте, в этих тканях реализовано лишь необходимое для этого при данных условиях рабочее время. Но вообще-то на эту особую отрасль затрачено слишком много общественного труда, то есть часть продукта бесполезна. Поэтому весь продукт удастся продать лишь так, как если бы он был-произведен в необходимой пропорции. Эта количественная граница тех частей общественного рабочего времени, которые можно целесообразно затратить на различные особые сферы производства, есть лишь более развитое выражение закона стоимости вообще, хотя необходимое рабочее время приобретает здесь иной смысл. Для удовлетворения общественной потребности необходимо столько-то рабочего времени. Ограничение проявляется здесь при посредстве потребительной стоимости. Но субъективные и объективные условия прибавочного труда и прибавочной стоимости вообще не имеют никакого отношения к конкретной, определенной форме как прибыли, так и ренты. Они имеют значение для прибавочной стоимости, как таковой, какие бы особые формы она ни принимала. Поэтому они не объясняют земельной ренты.
То обстоятельство, что превращение товара в деньги является здесь в то же время реализацией заключающейся в товаре прибавочной стоимости и что превращение денег в товар есть в то же время превращение или обратное превращение капитальной стоимости в форму элементов ее производства, это обстоятельство совершенно ничего не меняет в том, что эти процессы, как процессы обращения, являются процессами простого метаморфоза товаров.

То обстоятельство, что превращение товара в деньги является здесь и то же время реализацией заключающая в товаре прибавочной стоимости и что превращение денег в товар есть в то же иремя превращение пли обратное превращение капитальной стоимости в форму элементов ее производства, это обстоятельство совершенно ничего не меняет в том, что эти процессы, как процессы обращения, являются процессами простого метаморфоза товаров.
 
Loading
на заглавную 10 самыхСловариО сайтеОбратная связь к началу страницы

© 2008 - 2014
словарь online
словарь
одноклассники
XHTML | CSS
Лицензиар ngpedia.ru
1.8.11